Перископ из глубин Тихого океана (periskop) wrote,
Перископ из глубин Тихого океана
periskop

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Турбовинтовое "А-а-а!"

Недавно я вам рассказывал о Ту-104, конфетах «Взлётных» и начале моей авиакарьеры. Вспомнился и второй мой полёт, некоторые впечатления – правда, не претендующие на целостный рассказ, как в прошлом случае.

Было это в сентябре 1976 года, когда я уже перестал быть эксклюзивным - народился мой младший брательник и даже успел достигнуть возраста год и пять месяцев. Мы всей семьей тогда переезжали из Хабаровска на Камчатку, и были куплены билеты в Петропавловск-Камчатский. Я пошёл в пятый, кажется, класс, и был уже вполне сознательным сорванцом, так что многое запомнил. Самолёт нам в тот раз достался турбовинтовик Ил-18 (хотя в ту пору ходили и Ту-104).



Так вот. Зашли мы все в этот Ил-18, сели на свой ряд – три кресла рядом. Я было скакнул к иллюминатору, обрадовавшись, что кресло прямо у окошка, но брательник устроил сразу же громкий протест с криком «А-а-а», и меня вытеснили на серединное кресло не у окошка. Я сильно обиделся тогда и замолчал, насупившись (помню, что даже слезы от обиды выступили).
Короче, так сидел я обиженный до тех пор, пока все не расселись, и летчики стали включать поочерёдно винты. Очень хорошо помню ощущение мелкой вибрации, но самое главное – при этой вибрации менялся голос. Кто летал на Ил-18, наверное, помнит этот интересный эффект. То есть, если начинаешь говорить, то голос становится тоньше, надтреснутей - похоже на то, как разговаривают лилипуты.
И вот, когда все четыре винта были включены, братец решил еще раз по какому-то поводу заорать выразить своё недовольство, в своём обыкновении – сперва вытащил изо рта и метко бросил свою соску подальше, в проход (искать и поднимать её мама, конечно, заставила меня). Но самое главное было вот что – громкое и требовательное брательниковое «А-а-а!!» превратилось из-за турбовинтовой вибрации в тоненькое, надтреснутое «Р-р-р-р». Он ажно поперхнулся и от неожиданности замолчал. Тут мама достала из ридиккюля запасную, чистую соску и ловко вручила ему её.
Меня от этого дела так сильно пробило на смех, что мама мне чуть не дала подзатыльник. Брат немного на меня поглядел изумлённо, и снова заорал, возможно из вредности, а может, чего ему и правда мешало. Но турбовинтовой эффект никуда не делся, и ор снова редуцировался в лилипутское «Р-р-р-р-р». Братец взял соску и взволнованно её стал сосать (напомню, ему в этот момент было год и пять).
Больше он в Ил-18 не орал, честно дотерпев до посадки в Петропавловске-Камчатском (и уснув в полёте), и потом уж, оторвался, дождавшись глушения винтов. Это был первый его полёт :)
* * *
Мне же этот случай вернул адекватное восприятие действительности и инициативу. Поскольку меня выгнали с козырного места у окна, я углядел на другой стороне (где было по два кресла) свободное местечко, и когда самолёт был уже закрыт, я решился и перескочил на место у окна – с другой стороны. Там с краю сидел какой-то добрый дедок с окладистой бородой, он меня пропустил внутрь. Минуты через две прибежала за мной мама, требуя вернуться на место, но я наотрез отказался, мотивируя это тем, что за окном стоит Ту-114 и я за ним наблюдаю. Дед внимательно на неё посмотрел, она смутилась и вернулась на своё место. Потом она ещё раз приходила, но дед её успокоил, что со мной все нормально и таким образом я смотрел в илюминатор, в том числе и прибытие на Камчатку (как-то я вам показывал этот процесс). Летели мы из Хабаровска на Камчатку на нём три с половиной часа (а на Ту-104 было на целый час меньше!).


Из общих впечатлений от Ил-18 помню то, что он выглядел изнутри каким-то неказистым, все было такое... желтоватое, что ли, в отличие от вычищенного и глянцевого, ослепительно-белого салона Ту-104. В общем – трудяга, пролетарий в самолётной стае.
Меня это тогда разочаровало, и я не особенно любил летать на Ил-18 (через два года ещё раз пришлось). И эта мелкая вибрация постоянная... привыкали к ней, конечно, но в реактивном, было, конечно, покомфортней.


Однако, Ил-18 был очень надёжным, хорошим самолётом с большой и героической родословной. Он умел летать как на Антарктиду, на временные ледовые полосы, так и в тропики. Как говорили лётчики, он способен совершать длительный устойчивый полет и уход на второй круг при отказе одного из четырех двигателей, а лететь - и на любых двух. Представляете – на любых, даже если оба исправных с одной стороны!

Вот «Авиапанорама» написала про него интересный случай:
Однажды ночью на одном из военных аэродромов Дальнего Востока транспортный Ил-18 при выполнении захода на посадку из-за неточной информации от диспетчера снизился и зацепился за верхушки деревьев. Сразу отказал 2-й двигатель и ухудшилась управляемость. Экипаж резко перешел в набор высоты, на трех двигателях ушел на второй круг и приземлился. А когда вышли из самолета, были буквально потрясены увиденным: мотогондола двигателя насквозь пробита солидным сосновым стволом, упершимся в фюзеляж, носового обтекателя нет, передняя часть фюзеляжа в глубоких вмятинах, всюду торчат сосновые ветки, журчит ручей керосина...
Во как!


Бонус: Ил-18 в Абхазии. Гагры, середина 90-х годов.

Фото были взяты с:
http://www.zovneba.irk.ru/
http://haikold.narod.ru/
В полете сбоку:
http://www.baltnet.ru/

Самолёты моего детства: Ту-104.
Tags: Советский Союз, авиа, самолеты моего детства
Subscribe
promo periskop april 5, 11:03 60
Buy for 300 tokens
Постоянные читатели блога обратили недавно внимание на то, что здесь стали редко появляться большие фотопосты с рассказами. Это совершенно так - потому что я с начала года вовлечен в сложный, но интересный проект. А именно, создаю путеводитель по Транссибу, книжного формата. Это тесно увязано и с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments