Перископ из глубин Тихого океана (periskop) wrote,
Перископ из глубин Тихого океана
periskop

  • Mood:

Китайская модель: капитализм, социализм или неведомый гибрид?

Недавно я вам рассказал об одной из составляющих современной китайской идеологии - отношении к СССР и Сталину. Это всё же локальная составляющая - и для самих китайцев, понятно, далеко не самая важная. В этой части цикла постараюсь рассказать о более глобальных сущностях - как видится со стороны китайская модель в целом и что же там такое построено, что за строй?



Начну всё-таки с сакраментального вопроса, который обычно самым первым волнует граждан идеологически левого лагеря - так есть ли в Китае социализм или его там нет? Если есть, то тогда сколько там социализма? И что они вообще там построили, за 37 лет после Мао? Капитализм или неведому зверушку, гибрид-мутант...?

Часто на него горячие идеологические головы отвечают так: конечно, капитализм! (вот типовое левое мнение) Всё марксо-ленинско-сталинское отринули, и под тонкой красной обманной подкладкой заделали лютый зверский капитализм, лицемеры!

И понятно почему формируется такое мнение: ведь СМИ падки на сенсационное, так что рисуют неискушённому внешнему читателю соблазнительную картинку - шанхайские мега-небоскрёбы до неба, шэньчжэньские биржи с бегающими брокерами, шикарные авто пекинских министерств, мега-пупер-супер поезда с самолётными скоростями, автострады в двенадцать полос, и всё такое прочее. Или наоборот: загазованные города, засранные широкие реки с плывущей по течению пеной, индустриализацию без тормозов, этакую "фабрику мира", где милиярды бедолаг работают за копейки. И первый и второй варианты картинок предполагают простой ответ без сомнений: ясен пень, капитализьм!

Однако, если проехать по реальному Китаю, то в эту стройную сми-шную картинку извне сразу же вклиниваются большие отклонения и сомнения. Больше "капиталистической" рисуется лишь только внешняя приморская полоса, которая попала авангардом в дэновские реформы. Если прикинуть примерный размер по населению этой "капиталистической" территории, то набегает около 170-180 млн. чел. - полоса от дельты Янцзы на севере до Гуанчжоу на юге, без глубинных сельских районов этих провинций. Если же считать с отдельным пока Гонконгом, курортным Хайнанем и Бинхайской экономической зоной, то может быть, с трудом дотянет по размеру до 210-220 млн. чел. Это, так сказать, витрина для внешнего мира с определёнными стандартами потребления и доходов, а также нужной долей нищих. Социальное расслоение в этой зоне гораздо больше - но и средний стандарт потребления выше.


Шанхай. Витрина прибрежной экономической зоны

Именно эта приморская полоса преимущественно генерирует миллиардные состояния и миллионеров-миллиардеров - государство не препятствует зарабатывать деньги на свой страх и риск, но при строгом условии невмешательства в сложившуюся политическую систему. Иначе будешь разорён и экономически уничтожен, система "а-ля Дэн Сяопин" предусматривает такую опцию. Зато часть пассионарных людей предпринимательского склада, которые не могли найти себе применение в классической советской модели, оттягивается в эту сферу и перестаёт быть угрозой для политической системы в целом.

Кроме того, в китайской модели есть интересная особенность: малая взаимная проницаемость большого бизнеса и системы политической власти коммунистов. Что это означает? То, что в большом бизнесе и "большой власти" (начиная с уровня от члена ЦК КПК) можно строить отдельные карьеры, но нельзя успешно метаться от одного сектора к другому - как, скажем, в современной России. Молодой человек, если он талантлив и амбициозен, вынужден на раннем этапе делать сложный выбор: или он уходит в бизнес, заколачивает миллионы и не может потом претендовать на вход во власть, или он идёт по партийной линии, постепенно строя политическую карьеру (либо по технократической инженерной линии в государственных отраслях) - и тогда, минимум лет через 20 после окончания ВУЗа, ему покоряются ступеньки властной пирамиды. А лет через 30, ближе к полтиннику - и общекитайские органы власти.

Если есть сомнения в этом выводе - рекомендую для примера посмотреть карьеры высшего слоя властителей КНР, членов Постоянного Комитета Политбюро ЦК КПК этого и прошлого составов. Там - только технократы, аппаратчики ЦК, кураторы важнейших экономических структур от партии, партийные ветераны и идеологи. Именно они рулят гигантской красной восточной империей. Никакого бизнеса, никаких предпринимателей.

В партийно-государственной карьере есть и ещё один повышенный риск - если оступился и проворовался, то низвергаешься с вершины Олимпа бесповоротно и окончательно. Как это нам показывает, скажем, пример министра Лю - блестящего управленца и фактического создателя сверхскоростной сети железных дорог КНР. Но ничего ему не помогло, когда обнаружили факты коррупции. В этой демонстративной жёсткости реакции системы на отклонения - тоже яркая китайская особенность; "сердюковщина" (в смысле мягкого тихого отстранения явно скомпроментировавшего себя деятеля) там не проходит.

Эта особенность их модели не решает, но хотя бы частично уменьшает главную беду современного Китая - коррупцию и снижает воздействие бизнеса на власть. То есть, там не получится так: ты ушёл в бизнес, заработал миллионы, а потом конвертировал часть заработанного бабла на проникновение в большую власть и после чего влез туда, "решая свои проблемы". Тамошняя система власти не допускает появления в своих рядах на командных позициях шуваловых и дворковичей, зато она поощряет технократов - китайских рыжковых, устиновых и шениных. Даже само вступление предпринимателей в КПК стало разрешено совсем недавно - в 2002 году, и до сих пор весьма строго регулируется.

* * *
Однако, кроме приморской китайской витрины для внешнего мира, есть ещё мощные и сверхмощные индустриальные центры, где размещается оборонная промышленность, металлургия, машиностроение, большая химия, судостроение и другие отрасли. Далянь и Квантунский полуостров, Южная и Центральная Маньчжурия, Сиань, Тайюань, Ухань и около-уханьский регион, Чунцин, Чжэньчжоу и другие. С ними ситуация иная - тут работают комбинаты-гиганты, которые и куют мощь Китая - не только и не столько для внешнего мира, сколько для необъятного рынка и больших державных потребностей Поднебесной. Вот скажите честно, много ли вы видели в СМИ красочных репортажей с сианьских авиазаводов? А с предприятий большого даляньского судостроения (которые недавно восстановили и оснастили авианесущий экс-Варяг)? А с чаньчуньских и харбинских автозаводов? Список можно продолжать ещё долго - металлургия, химия, энергетика, сборка скоростных поездов и так далее. Про них практически ничего не пишут, но это совсем не значит, что их нет.

И вы, наверное, догадываетесь, что все эти гиганты индустрии требуют миллионов промышленных рабочих, которые в стратегических отраслях достаточно хорошо защищены социально, имеют пенсионное обеспечение и находятся в иных отношениях с государством, чем свободные рыночные элементы прибрежных зон с их смягчённым законодательством. Более того, стратегические отрасли в Китае (оборонная промышленность и часть тяжелого машиностроения) находятся не в частных руках, но принадлежат государству - или непосредственно, или через 100% гос. участие в акциях. Сюда же можно прибавить и мощную систему экс-Министерства железных дорог КНР с их 2 млн. чел. работников. Строят жильё для работников, имеют ведомственные санатории и льготные путёвки - то есть, имеют в обращении мощные фонды общественного потребления (ФОТ), как было и в советской экономической системе. Там доходы рабочих и инженеров ниже, но зато большая доля их реального дохода приходится на косвенные льготы из ФОТ. Это также и главный оплот кадров КПК, откуда она черпает свой управленческий костяк. Их менталитет заметно отличается от ментальности капиталистов приморской зоны.


Индустрия Китая с окна поезда. Провинция Хэбэй

Если суммировать такие промышленные центры и тяготеющее к ним население, то получится цифра между 270 и 300 млн. чел. - практически размер СССР образца 1990 года, перед падением. Именно столько населения Китай имеет возможность кормить от большой и средней индустрии. Так же - и в горнодобывающих регионах. Работники этих секторов экономики состоят преимущественно в некапиталистических отношениях с владельцем предприятий - государством и являются защищёнными пенсиями по старости и различными льготами. Хотя конечно, эти льготы в % отношении к доходам конкретной семьи поменьше советских образца 1980-х гг., где уже было построено социальное государство, но развалилось в 1988-91 гг. под ударами системного и национального кризиса, спровоцированного форсированной сменой политической системы.

Китайское государство дотирует магистральный пассажирский транспорт и его тарифы - косвенно авиа- и прямо - железнодорожные, а также централизованно развивает единую транспортную систему своей страны, не допуская в построении магистральной опорной сети КНР вмешательства частных рыночных эгоистических факторов. Кроме авиации, где функционируют частные авиакомпании - которым, однако, не принадлежат аэропорты. 70% аэропортов также дотируется центральным правительством, для поддержания связности китайского государства и доступности авиации для небогатого населения. Поэтому местная авиация там не рухнула в пропасть, как на постсоветском пространстве в 1992-1997 гг., а вполне себе существует. То же самое касается и внутреннего речного сообщения.

Также надо упомянуть и такое фундаментальное свойство китайской модели, как отсутствие частной собственности на землю (прописанное в Конституции) и приоритет государства в её распределении и использовании. Это совсем не "капиталистический" признак, и он прямо противоречит современным рыночным догмам стран развитого капитализма. Долгосрочная аренда есть, а права собственности на землю нет. То есть, если китайскому государству понадобится ваша земля для инфраструктурного проекта, или вы проворовались, или не используете землю должным образом - то такая аренда будет расторгнута, а земля возвращена в оборот, конфискована по суду, выкуплена для инфраструктуры у хозяина или передана другим добросовестным арендаторам. Таким же образом довольно эффективно регулируются и попытки спекуляции на земле, если становится известно, что земля подлежит выкупу для крупных проектов. Поэтому-то в Китае государство не только может концентрировать огромные деньги и ресурсы на ключевых инфраструктурных проектах, но и отчуждать землю для них без того геморрроя и спекуляций, как это сейчас происходит в рыночной России, скроенной по лекалам Августа-91 и Октября-93.

То есть, что получается в итоге?
Доля городского населения в Китае сейчас - примерно 50/50 (начало 2012 г.): значит, примерно из 670 млн. городского населения 210-220 млн. тяготеет к приморским зонам с их преимущественно рыночными капиталистическими отношениями, а 270-300 млн. - к индустриальным центрам с немалой долей социалистических производственных отношений. Ещё 160-180 млн. урбанизированного населения находится в граничной зоне: сфера услуг, малый бизнес, мелкие города, стройкомплекс, компании, работающие на подрядах министерств и ведомств КНР (пример: мощные строительные колонны на сооружении высокоскоростных ж/д или частные проектные бюро). Там нет ни пенсионного обеспечения в нашем понимании, ни госсобственности - но тем не менее этот сектор работает преимущественно в интересах внутренней индустрии и её нужд, и косвенно подчиняется государственному централизованному планированию. Если кто не в курсе - то в Китае есть и пятилетние планы развития народного хозяйства ("пятилетки") - ещё один признак, роднящий её с советской моделью.

Соотношение секторов экономики в урбанизированном населении получается примерно такое: примерно треть или немного меньше (29-32%) тяготеет к "капиталистическому" приморскому Югу и Юго-Востоку (это и есть китайская экспортная "фабрика мира"), 41-45% - к "социалистической" большой индустрии и добыче полезных ископаемых (куют мощь Красного Китая), оставшиеся 24-27% находятся в граничной неопределённой зоне - тяготея, однако, больше к индустриальному сектору и частично завися от центрального планирования.

Поэтому мой ответ на сакраментальный вопрос политизированных левых такой - в Китае сейчас построена многоукладная экономика, с немалой долей частного бизнеса; однако командные высоты индустрии и полномочия по выработке стратегических решений в области экономики находятся в руках некапиталистических (можно называть их и "социалистическими", по структуре собственности) элементов. Это разве "капитализм"? По-моему, нет. Скорей, что-то вроде современного "нэпа".

Можно также констатировать то, что китайские коммунисты мастерски научились использовать организационный инструментарий современных капиталистов для своих целей, при этом выворачивая его смысл наизнанку - то есть, он в итоге работает на мощь Большого Китая. Да и командные высоты экономики всё равно остались за ними. Правда, расплата за пользование такими методами - коррупция. С ней стараются бороться, как могут, и придумывать всё новые и новые ограничения для правящего слоя КНР.


Работа механизированной строительной колонны по сооружению сверхскоростной ж/д магистрали, близ Тяньцзиня.

Вот вам ещё два важных штриха к китайскому "рыночному" социализму:

1) Финансовая система КНР не глобализована и толком не включена в мировую, вывод денег за её пределы (исключая экономические зоны с особым режимом) сверх разрешённых пределов крайне затруднён. Это касается даже личных заработанных средств, не говоря уже об инвестициях или неконтролируемом выводе прибыли. Карточная система UnionPay заменяет там все эти визы, мастеркарды, которые в ходу только в ограниченном количестве мест и магазинов, либо в совместных предприятиях, ориентированных на иностранцев. Теперь подумайте: ведь, благодаря такой хитрой структуре, когда случится глобальный коллапс (и если он случится), то китайцы всё равно устоят, благодаря заранее проведённой инкапсуляции в своей оболочке. А ведь западные эксперты на этом внимание не акцентируют. Если вы начнете таких экспертов читать, то увидите у них много карканья о том, что громадные китайские деньги вложены в ценные бумаги САСШ, и Китай, дескать, должен чуть ли не молиться на устойчивость Штатов - но практически ни слова о том, что национальная платёжная система является там изолированной и имеющей ограниченный выход вовне.

2) Мировая информационная система (Интернет) в стране доступна частично, с изъятиями. Многое просто заблокировано, а в хитрости с VPN-ами и прочими игрушками айтишников готово пускаться лишь относительно небольшое количество продвинутых слоёв населения. Но даже не это главное - а то, что Китай в информационном смысле крутится преимущественно внутри себя - там свои твиттеры, свои соцсети, где состоят десятки миллионов, и если что - то и изнутри же это может быть эффективно заблокировано. Кроме того, партия использует местные соцсети и микроблоги как средство обратной связи - для выявления узких мест, опасностей и предупреждая недовольство населения ещё на дальней его границе. В том числе и путём снятия тех, кто вызывает слишком большое неприятие или возмущение. Также через национальные соцсети выявляются местные навальные и, по возможности, партия старается активных искренних смутьянов вербовать в органы власти - провинциальные, уездные, где они могут проявить себя на низовом уровне с реальной ответственностью (мне рассказывали про такой эталонный случай в Даляне). Ну а если не получается, то тогда следуют другие методы.

Ещё в Китае есть необозримое море сельского населения - около 660-670 млн. чел.: оно служит отличным резервуаром пополнения дешёвой рабочей силы для великих строек и большой индустрии в городах, а также обслуживает агрокомплекс и прокормление двух третей миллиарда городского населения, что само по себе является колоссальной и нетривиальной задачей. Там господствуют кооперативные отношения, подряд, мелкий частный бизнес. Но при анализе этого явления нужно всегда помнить, что в красном Китае нет частной собственности на землю, а есть арендные отношения. То есть, всё равно конечные правила игры у этой половины населения задаёт государство в лице своего генерального управляющего - Коммунистической партии Китая.

Именно поэтому я не поддерживаю категоричные оценки тех, кто считает, что в Китае имеет место "зверский капитализм" под тонкой оболочкой "декоративной красно-социалистической риторики". Нет. Китайская картина - она намного сложнее и вовсе не столь капиталистична.

* * *
В следующей части рассмотрим некоторые специфические признаки идеократического государства; какие исторические лидеры КНР там в фаворе, а какие задвинуты в тень; как именно пропагандируется героическое прошлое Красного Китая и какие акценты расставляются в этом вопросе для широких масс. Также поговорим о феномене "красного туризма", который стал значимым явлением для современного Китая уже в десятилетие "нулевых".

Рельсовая Поднебесная, полное содержание
Читать все записи по тегу
Tags: Китай, Рельсовая Поднебесная, анализ, идентичность, размышлизмы
Subscribe
promo periskop апрель 13, 2016 11:03 108
Buy for 300 tokens
Уважаемые читатели, друзья, коллеги! Уникальному железнодорожному порталу «Веб-энциклопедия Транссиба» для дальнейшего развития требуется глобальная реконструкция. Если не вдохнуть в проект новую жизнь, то он может умереть :( О проекте Transsib.Ru Сайт TRANSSIB.RU – это некоммерческий проект,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 293 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →